Всероссийский съезд судей намерен скорректировать нормы Кодекса судейской этики, касающиеся так называемого конфликта интересов. Планируется сократить число ситуаций, когда семья может бросить тень на судью, так как сегодня подобные нормы понимаются излишне широко.

Нормы о конфликте интересов появились четыре года назад, когда предыдущий съезд принял соответствующие положения. Никто не хотел ничего плохого, но в результате оказалось, что семья фактически становится обузой для судьи. Особенно если в ней есть юристы. Но и не только юристы, кстати, могут подвести судью. Лишиться мантии человек может, если, допустим, рассмотрит дело, где одной из сторон будет некая фирма, где сын судьи трудится водителем.

Должен ли судья в таком случае взять самоотвод? Возможны разные мнения. Иногда в таком родстве и процессе нет ничего страшного.

Однако сегодня норма трактуется жестко, и немало судей, промолчавших в подобных ситуациях, лишились мантий.

«Мы никогда не думали, что норма будет так широко трактоваться», призналась вчера председатель комиссии Совета судей по этике Ирина Решетникова, участвовавшая в разработке кодекса. Но факт остается фактом. Более того, нередко кандидатам в судьи стали отказывать в назначении на должность из-за «порочащих» родственных связей. В смысле: когда в семье еще есть юристы. Логика такая: а вдруг жена-адвокат когда-нибудь попросит о чем-нибудь мужа?

Иногда ситуация доходит до абсурда. Судьи буквально стали дуть на холодную воду. Например, в комиссию по этике поступают запросы: может ли судья рассматривать дело с участием сотового оператора, если пользуется этим же оператором? Может, ему на время процесса перейти со своим номером в другую сотовую компанию? Или вообще сменить номер?

А если судья часто ходит в магазин за картошкой, вправе ли он рассматривать дело об ограблении этого магазина? Так может дойти до того, что судьям придется жить в каком-то стерильном пространстве, чтобы не заступить за флажки. Или лучше все-таки сделать ограничения разумными?

«Из статьи о принципе объективности и беспристрастности судей предлагаем исключить пункт, гласящий, что судье следует по возможности воздерживаться от действий, которые впоследствии могут вызвать конфликт интересов», — заявила председатель комиссии Совета судей по этике Ирина Решетникова. Это делается как раз из-за того, что пункт стал трактоваться излишне широко. В целом положения, когда судья должен брать самоотвод, прописаны в процессуальных законах. И если вводить новые ограничения, они должны быть предусмотрены именно в законах. «Мы никуда не денемся от понятия конфликта интересов. Это реалии жизни, — говорит Ирина Решетникова. — Наша задача — внести четкость и определенность в понятие».

Кстати, как сообщил на съезде судей председатель Высшей квалификационной коллегии судей РФ Николай Тимошин, за четыре года к дисциплинарной ответственности было привлечено 750 судей. Чаще стала применяться новая мера дисциплинарной ответственности — замечание, которое объявляется за незначительные проступки. В этом году замечание получили 70 судей.

В свою очередь, генеральный директор Судебного департамента при Верховном суде РФ Александр Гусев заявил, что предусмотренный бюджетом на 2016 год объем финансирования организации вырос со 178 до 193 миллиардов рублей. Сейчас судебная система активно развивает информационные системы, готовит технические возможности к введению новых элементов электронного правосудия: с будущего года закон разрешит подавать в суд электронные документы, в том числе по Сети.

Источник: Российская Газета.